Главная → Пожертвования Алеше

Алеша Баянов

«У нас всё хорошо!» – Антонина Дамбаевна протягивает мне пачку документов: свидетельства о рождении, о регистрации, медицинские заключения. — «Динамика положительная, он всё понимает, всё говорит, в планшете всё сам ищет!»

Алёша поворачивается к нам и выкрикивает:

-Э тё!

-Да, это тётя – улыбается бабушка. – Как тётю зовут? ‑Ая! – радуется малыш.

Он, конечно, не запомнил моего имени, тут же снова отвернулся, приблизил планшет к лицу и начал быстро стучать маленькими пальчиками по монитору. Алёша любит рассматривать всё близко. С высоты 50 сантиметров от пола «близко» мало что можно рассмотреть.

Родители отказались от Алёши сразу после рождения. Бабушка забрала его из дома малютки в Чите только спустя год. И еще четыре года ждала. Когда Алёша заговорит, когда начнёт ее понимать, играть, интересоваться окружающим миром. Он начал, только по-своему: сокращая слова и предложения. И сразу проявил характер. Сильный и взрослый для своих четырех лет.

Первая коляска, на которой дали посидеть, нашлась даже не в больнице, а на танцах на колясках, куда Алёшу отдали, чтобы попробовал. Не понравилось только в первый раз. Во второй грозно поглядел на тренера, помогающего маленьким ручкам справиться с большими колёсами: «Не надо! Я сам поеду!»

Алёша поехал, Алёша стал учиться танцевать. Алёша пошел в детский сад Монтессори. Алёша начал рисовать, клеить кофейные зерна на бумагу в форме животных, конструировать маленькие бумажные ракеты, в иллюминаторе которых улыбаются сейчас его счастливые фотографии. Алёша не полетит в космос – у бабушки нет таких денег. Есть сбережения только на обратную дорогу в Читу, если что-то пойдет не так.

Знакомые помогают, как могут: кто-то подарил гимнастическую стенку, чтобы Алёша пробовал тренироваться, привезли кое-какую мебель, крохотный черно-белый телевизор. Просто так, не за деньги, потому что денег почти нет.

Самое ценное — швейная машинка. На одежду не хватает: Антонина Дамбаевна перешивает всё из старого. Рассказывает об этом с улыбкой, не жалуется. Она верит: Алёшу Бог любит, а если любит, то не оставит. Уже оставляли один раз, хватит с него!

Он обязательно будет осваивать вертикализатор и ортезы, чтобы понять, каково это — стоять. Одно колено у Алёши недоразвито и не сгибается совсем, это видно, когда он ползёт, но не будет видно, когда сядет на коляску. На свою новую коляску.

«Чуда не будет. Никого удивлять мы не планируем. – говорит бабушка. – А всё остальное получится! Обязательно получится!»

У Алёши уже получается. Получается понимать, что в жизни приходится быть сильным: самому толкать вперед два колеса, пусть не своей, но работающей коляски, самому привыкать к новым ортезам, самому учиться не сокращать буквы в словах. Маленькая, хрупкая бабушка рядом, всегда будет любить, не оставит, не даст оставить. И не это ли главный Алёшин подарок?

Стоимость регулярных консультаций физического терапевта и эрготерапевта, активной инвалидной коляски, вертикализатора и ортезов — 498 000 рублей.

[leyka_scale id=8962 show_button=0]

Пожертвовать

[leyka_payment_form id=8962]

Поступления

[leyka_donors_list id=8962 num=8 show_purpose=1 show_name=1 show_date=1]
/wp-content/themes/kandinsky-master/img-upload/661c4189e4f6b

Спина бифида

Оказание всесторонней помощи детям и взрослым с врожденными нарушениями спинного мозга